smutyanov2 (smutyanov2) wrote,
smutyanov2
smutyanov2

Categories:

Родина или Нобелевская премия?

Дождливым вечером, группа пленных слушала радио. Прикиньте да, у пленных было радио! Дык, не обычные это были пленные. И вдруг по радио, сообщают, что одному из пленных присуждена Нобелевская премия. Тут следует отметить, что пленные, это немецкие физики. Учёные были захвачены между 1 мая и 30 июня 1945 года и перевезены в Фарм-Холл, начинённое прослушивающими устройствами здание в Годманчестере (близ Кембриджа, Англия). Содержались они там с 3 июля 1945 года по 3 января 1946 года с целью определить, насколько близки были немцы к созданию атомной бомбы. Отто Ган, вот имя того физика. кому в плену была присуждена Нобелевская премия по химии за 1944 год. Он конечно обалдел от услышанного по радио и ушел в свою комнату, где тихо плакал в подушку (напоминаю о прослушке, почему это стало известно). Ведь фактически, Нобелевская премия это было спасение из плена и признание огромной роли немецких физиков в создании атомной бомбы. Правда, не в Германии.
Химик Отто Ган, человек незаслуженно забытый историей. Он первым открыл процесс деления ядер урана. Отто Ган вместе с Лизой Мейтнер и Фрицем Штрассманом продолжили работу, начатую в 1934 году итальянским физиком Энрико Ферми, обстреливавшим уран нейтронами. До 1938 года предположение Ферми о том, что при этом образуются элементы с порядковым номером больше 92, так называемые трансураны, было общепризнанным. Распад тяжёлых ядер на более лёгкие элементы считался невозможным. Вот это очень важный момент, обращаю ваше внимание. Номер урана 92, а знаменитый физик Ферми "зуб давал", что невозможно получить меньше 92.
Но продолжим об немецком химике Отто . В марте 1938 года Гану пришлось расстаться с Лизой Мейтнер. Из-за своего еврейского происхождения после аншлюса Австрии она лишилась австрийского гражданства и 13 июля 1938 года с помощью Гана нелегально эмигрировала через Голландию в Швецию Но Отто Ган продолжил свои работы по расщеплению ядра. Вот вам пример немецкой педантичности. Сказал же Ферми, что деление ядер урана невозможно, и значит надо его опровергнуть. И продолжать опыты. И опыт удался 17 декабря 1938 года. И вот тут начинается самое интересное. Они (Отто Ган и Фриц Штрассман) нашли после успешного опыта, следы Бария, следы другого вещества не нашли. И не мудрено, ведь это инертный газ. Надо полагать что таблицу Менделеева, Отто Ган знал наизусть. Ведь он химик. А теперь сами посчитайте. Итак, перед опытом имеем элемент Уран (атомная масса равна 238,02, атомный номер 92). Получаем в результате опыта, элемент Барий атомная масса равна 137,33, атомный номер 56. Вы сами отнимите от числа 92 число 56. Получается число 36, посмотрите в таблицу Менделеева, это элемент Криптон атомная масса равна 83,8. Это инертный газ без запаха и цвета. Посмотрите, по таблице Менделеева суммарная атомная масса Бария и Криптона не равна атомной массе Урана 238,02. Сложите 137,33 и 83,8 и получите атомную массу 221 Вот этот остаток и является той массой для знаменитой формулы Эйнштейна энергии покоя Е= масса на скорость света в квадрате . Судя по всему, Отто Ган сразу же, понял всю важность своего удавшегося опыта по делению ядер урана. Поверьте, что у него с математикой все было хорошо и от 92 он мог отнять число 56, атомный номер Бария. И таблицу Менделеева знал. Ну и понятное дело, знал разницу между суммарной массами Бария и Криптона, и самого Урана
А вот теперь, просто представьте, на секунду, что Отто Ган взял бы, да и промолчал бы о своем успехе, о делении ядер урана на международном уровне? А в Германии об этом знали и лишнего шума не поднимали бы? Ведь Ферми сказал, что это невозможно и все вопрос закрыт. Но при этом бы шла интенсивно работа над созданием атомной бомбы в Рейхе? Она кстати и без этого велась силами Гейзенберга и др. Но другие страны такую работу вообще бы не вели, если бы Ган промолчал о делении ядер урана?
Отто Ган все сразу -же все понял, формулу Эйнштейна, чему равна энергии покоя, он безусловно знал и сразу же решил поделится с миром своим весьма опасным открытием. А для того, чтобы его не "спалило" гестапо за сдачу секретов? Включил дурака. Он написал письмо своей бывшей ассистентке Лизе Мейтнер, ( которой как еврейке, пришлось бежать из Германии) где описал опыт с Ураном и появление Бария, но не указал о Криптоне, инертный газ без запаха и цвета. Лиза Мейтнер, все поняла сразу-же.
Отто Ган подстраховался на всякий случай в Германии и статья Гана и Штрассмана была опубликована в журнале «Die Naturwissenschaften» 6 января 1939 года — всего лишь через 15 дней после поступления в редакцию. Спустя месяц с небольшим, 11 февраля 1939 года, в английском журнале «Nature» появилась статья Мейтнер и Фриша «Деление урана с помощью нейтронов — новый тип ядерной реакции».
Таким образом открытие Отто Гана было выстрелом стартового пистолета в деле создание ядерной бомбы.
И снова заостряю ваше внимание на то, что а если бы он промолчал и не написал бы письмо Лизе Мейтнер? Напоминаю, что до 17 сентября 1943 года (дата открытия «Проект Манхэттен»). немецкие физики опережали всех в ядерных исследованиях.
Позже Лиза Мейтнер выражала свое фи, по поводу, почему её не номинировали на Нобелевскую премию как соавтора Отто Гана. Ну это-же она опубликовала статью в английском журнале «Nature». Ну и что? Да вот только физики в том Нобелевском комитете, все отлично понимали и правильно оценили письмо Гана к Лизе Мейтнер.
Ну, а далее после 1946 года, Отто Ган признанный научными кругами борец за мир. Позитивный во всех отношениях человек. Ангел во плоти. Но вот как военного человека смущает один момент. А как бы себя чувствовал, Нобелевский лауреат Отто Ган, если бы война в Европе бы затянулась и американцы бы применили атомное оружие по Германии?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments